•  

    dsc_5230 img_1767 mg_0402-1 orl4671 img_0247 DSC_0043
  • Конфуцианство

    Корея всегда находилась под влиянием великого соседа – Китая, откуда в Корею и пришло конфуцианство.
    Конфуцианство, с его системой ценностей, нацеленных на понимание окружающего мира и ставящее во главе угла человека, нашло отклик в душе корейского народа и стало основополагающим элементом принимаемых законов, уклада жизни и системы ценностей государства.

     

    Хотя культурный обмен между двумя странами начался ещё в древние времена, проследить практическое влияние учения Конфуция на идеологию корейской нации можно лишь со времен Трех Королевств.

    Культ предков и основателей, издавна существовавший в Корее, получил новый толчок в своем развитии благодаря распространению конфуцианства.

    Когда именно началось его проникновение в Корею, сказать трудно. Ученые полагают, что эта идеологическая система, или, как называют конфуцианство корейцы, “религиозное учение о морали” (югё) (в отличие от китайцев, называющих его “наукой о морали”), была усвоена вместе с китайской письменностью.

    Основы конфуцианства были заложены в 6 в. до н.э. Конфуцием. Выражая интересы наследственной аристократии, конфуцианство объявляло власть правителя (государя) священной, дарованной небом, а разделение людей на высших и низших (“благородных мужей” и “мелких людишек”) – всеобщим законом справедливости. В основу социального устройства конфуцианство ставило нравственное самоусовершенствование и соблюдение норм этикета.

    Учение Конфуция не касается области сверхъестественного, за исключением идеи безличного божественного порядка, именуемого Небом, которое предоставляет человечество самому себе до тех пор, пока на земле царит относительный порядок и соблюдаются добродетельные принципы правления. В этом смысле конфуцианство, подобно раннему буддизму, было религией без Бога.

    Но по прошествии веков мудрец и его главные ученики были причислены последователями к лику святых, с тем, чтобы распространить учение среди простых необразованных людей.

    Конфуцианские сочинения появились на полуострове вместе с ранними памятниками китайской письменности где-то в начале христианской эры. В письменных источниках всех трех государств – Когуре, Пэкче и Силла – сохранились свидетельства раннего влияния конфуцианства. Например, в столице Когуре уже в IV в. н.э. действовал конфуцианский университет, а в провинциях существовали частные конфуцианские академии. Примерно в то же время подобные учреждения были созданы и в Пэкче. Как обычно, последним чужеземное влияние ощутило на себе государство Силла.

    Первым реальным свидетельством распространения конфуцианства считается основание в Когуре в 372 г. школы Тхэхак, где изучались конфуцианские сочинения. Будучи преимущественно идеологией государственного управления, конфуцианство, естественно, стало идеологией прежде всего чиновничества и государственной власти, сыграв важную роль в становлении государственности в Корее. Поэтому конфуцианство, весьма “своевременно” появившись в Корее, не встретило, да и не могло встретить какого-либо противодействия, тем более что обрядовая сторона его (т.е. то, что отчасти делало конфуцианство похожим на религию) была связана главным образом с жертвоприношениями великим предкам и, будучи близка к существовавшим в Корее культам, находила полное понимание у населения и легко вступала в симбиоз с местными культами (особенно культами предков и основателей).

    Поэтому не случайно, что если в Корее IV–IX вв. и происходило какое-то соперничество между разными идейными течениями, то конфуцианство всегда стояло в стороне от какой-либо борьбы, оставаясь государственной идеологией, общей и обязательной для всех членов общества.

    Королевский двор Объединенного Силла направлял в танский Китай делегации ученых, чтобы они могли на месте ознакомиться с работой конфуцианских институтов и привезти домой многотомные труды, посвященные конфуцианству.

    Хотя государственной религией был буддизм, конфуцианство составляло философскую и структурную основу государства. Даже с приходом к власти династии Корё в X в. форма правления существенно не изменилась, разве что сильнее стало ощущаться влияние буддизма.

    Эпоха правления, ориентированная на конфуцианское учение династии Ли (период Чосон), которую часто критикуют за политические раздоры в борьбе за власть и клановую междоусобицу, поводом для чего послужило различное толкование конфуцианских канонов, на самом деле явилась “золотым веком” конфуцианства, периодом его возрождения.

    Ритуал в честь дня рождения Конфуция. Конфуцианство глубоко укоренилось в сознании и жизни корейцев. И до сих пор практикуются поминальные церемонии в соответствии с конфуцианскими обычаями

    Конфуцианство в Корее нагляднее всего проявлялось в сфере образования, церемониального этикета и государственной службы.

    Экзамены для поступления на государственную службу, или кваго, введенные по аналогии с китайской системой в конце X в., явились мощным стимулом для изучения классических сочинений конфуцианства; благодаря им в сознании корейцев глубоко укоренились основные конфуцианские ценности.

    Была создана Национальная конфуцианская академия Сонкюнгван и подчиненные ей конфуцианские школы при храмах, такие как Хянгё, где обучение основывалось на воспитании духовности и почитании предков.

    Ко времени начала правления короля Сечжона (1418-1450) конфуцианство уже успело пустить корни во все сферы науки и искусства.

    В 1420 г. король Сечжон основал Чипхёнчжон (Академия Достойных), где самые одарённые ученые получили возможность работать и издавать книги.

    Жители деревни Яндон, одетые в традиционные конфуцианские одежды, собрались у дома главы клана для проведения обряда почитания предков

    Были организованы частные школы Совон, в которых молодому поколению преподавалось учение Конфуция. Первая из этих школ называлась Пэгундон Совон и была открыта Чжу Се Буном в 1542 г, но только после того как Ли Хван (литературный псевдоним Тхвеге, 1501-1570) убедил правительство в необходимости такого обучения, эти школы получили широкое распространение.

    Для конфуцианства эпоха Чосон стала настоящим периодом расцвета, а философские взгляды и высокий уровень образования того времени были для него благодатной почвой, которая взрастила большое количество выдающихся учёных.

    Зенитом развития неоконфуцианства можно считать 16 век, он связан с такими именами, как Ли Хван и Ли И (литературный псевдоним Ульгок, 1536–1584).

    В то время в корейском конфуцианстве появилось учение этикета, и любой, кто изучает корейскую литературу того времени, убеждается в том, что середина эпохи Чосон была временем установления правил поведения, т.е. этикета.

    Главными поводами для проведения конфуцианских церемоний были: наступление совершеннолетия, свадьба, смерть, а также юбилейные даты смерти предков.

    Конфуцианство глубоко пустило корни в сознание корейского народа, что проявляется во многих мероприятиях и сегодня: Чонмё Чере – церемония в память о королевских предках, проводимая в храме Чжонмё, ритуал Сокчжон Тэчже, в академии Сонкюнгван, посвященный памяти Конфуция, его учеников и других почтенных китайских и корейских последователей этого учения.

    Даже сегодня вряд ли можно сказать, что корейцы полностью отказались от традиций, привычек и стереотипов мышления, восходящих корнями к конфуцианскому учению.

    Корейский Культурный Центр работает на WordPress
    RSS статей и RSS коментариев.
    Designed in